9 мая 2018: Ветераны из России в гостях

11. April 2018

Мы очень радуемся, что сможем приветствовать в 9 мая 2018 на нашем празднике в Трептов-парке два ветерана Красной Армии из России:

Иван Иванович Жучков (*7 июля 1926 г.)

 
Жучков Иван Иванович родился 7 июля 1926 года в городе Уссурийске Приморского Края в семье рабочего. Рано остался без родителей. Воспитывался в детском доме № 27 города Ташкента с 1939 по 1941 год.
 
После детского дома с октября 1941 года и до октября 1943 года до призыва в Красную Армию учился в ФЗО и работал слесарем-дизелистом на Маргеланском шёлковом комбинате Ферганской области (комбинат выпускал парашюта для Красной Армии).
 
Осенью 1943 года призван в Красную Армию, в которой прослужил до 12 октября 1987 года (т.е. 44 календарных года).
 
Жучков Иван Иванович является участником Великой Отечественной войны, прошёл боевой путь от Полтавы до Берлина, от рядового до полковника. В боевых действиях участвовал в составе Первого Украинского фронта и в составе 17 Воздушной армии. Участвовал в операциях по освобождению Белоруссии, Вены и Берлина.
 
После войны службу проходил в Киевском военном округе.
 
С 1952 по 1954 год обучался в г. Ленинграде на Высших курсах ЦАТКУОС, где прошёл ускоренную подготовку (на курсах для фронтовиков) и сдал экстерном за 1 Рязанское автомобильное училище и ускоренные курсы Академии тыла и транспорта.
 
Иван Иванович географию изучал не по учебникам, а по месту службы в различных регионах страны и за её пределами, куда направляла Родина. Ему приходилось служить на Севере в РВСН, Приволжском, Ленинградском, Средне-Азиатском, Прикарпатском, Мос¬ковском округах.
 
Участвовал в становлении и формировании первых полков Ракетных Войск Стратегического назначения, в которых прослужил 11 лет.
 
За период службы сменил 16 гарнизонов, куда направляла страна. Последние 18 лет службы командовал различными воинскими частями в звании полковника.
 
После увольнения из рядов Советской Армии с 12 октября 1987 года по сегодняшний день работает в школе № 7 (лицей) города Фрязино Московской области, где прошёл в должности от военного руководителя, а с 2005 года в должности заместителя директора лицея по безопасности. Иван Иванович является создателем и руководителем Музея «Боевой Славы» и фронтовой землянки лицея. В Музее «Боевой Славы» регулярно проводятся встречи ветеранов войны, труда с учащимися.
 
За период службы и работы награждён: Орденами «Отечественной войны» – 2-й степени, Орденом «За службу Родине в ВС» – 3-й степени, Орденом «Знак Почёта». Награждён МЕДАЛЯМИ: «За боевые заслуги», двумя медалями «За освобождение Белоруссии». «За Победу над Германией», «За взятие Вены», «За взятие Берлина», «Медалью Жукова» и другими медалями.

 

Николай Иванович Козлов (*20. июля 1925 г.)

 
Козлов Николай Иванович родился 20.07.1925г. в Курской области в крестьянской семье. Отец- русский, мать – донская казачка. В семье было 10 детей. В 1939 г. после окончания 7-го класса по направлению администрации района поступил в Московское ремесленное училище №43. В 1941г. окончил училище, получив специальность- мастер по обработке металлов.
 
В 1941г. добровольно пошел защищать г.Москву, вступив в организуемые тогда особые отряды. В этом же году был направлен на Калининский фронт в роту автоматчиков. После ранения в 1942г. был направлен в дивизию 2-го Белорусского фронта. Был вторично ранен в 1943г. После излечения направлен на курсы разведчиков. После обучения получил звание старшего сержанта, был направлен на фронт на должность зам. командира полковой разведки. Принимал участие в боевых действиях по освобождению Белоруссии, части Прибалтики и западной Украины. Дошел до реки Висла (восточная Пруссия), где при выполнении задания был тяжело ранен.
 
При освобождении Белоруссии в ходе операции «Багратион» за выполнение особого задания лично маршалом Жуковым Г.К. был награжден орденом «Красной Звезды».
 
За период боевых действий на фронте с 1941 по 1944г.г. за выполнение боевых заданий командования удостоен правительственных наград: орденами Славы III и II ст., 2-мя орденами «Красной Звезды», орденами Отечественной войны II и I ст., 3-мя медалями «За отвагу» и другими медалями.
 
С 1945 по 1947г.г. находился в различных госпиталях на лечении. В 1947г. работал в Курском райкоме партии инструктором по сельскому хозяйству. В 1950г. Курским обкомом партии был направлен в г.Москву в главное строительное управление при ЦК КПСС. В марте 1950г. направлен в г.Днепродзержинск начальником бетонного завода. В 1954г. приказом по Главку был направлен для выполнения особых работ в Амурскую область. В 1957г. приказом по Главку был откомандирован в Хабаровский край. В 1963г. приказом Главка был откомандирован в г.Тулу на должность начальника строительно-монтажного комбината. В 1968г. был откомандирован в г.г.Серпухов и Чехов для организации строительно-монтажных работ на строящихся объектах. За годы работы в Главном строительном управлении с 1950 по 1984г.г. был отмечен командованием более 200 благодарностями. В 1975г. было присвоено звание «Заслуженный инженер-строитель Министерства Обороны СССР». В 1984г. после тяжелой болезни был отправлен на пенсию.
 
С 1985г. стал активно заниматься общественной работой по патриотическому воспитанию молодежи города. Длительное время входил в состав Совета ветеранов города Серпухова. В настоящее время входит в состав Комитета Серпуховской городской общественной организации ветеранов войны и военной службы.
 
За период общественной работы с 1985 по 2017г.г. многократно награждался Администрациями г.Серпухова и Московской области. В 2015г. было присвоено звание «Почетный гражданин г. Серпухова».

Наша актуальная брошюра. Выпуск 2017 г.

13. April 2017

Наша немецко-русская брошюра.

Наша актуальная брошюра. Выпуск 2017 г. weiterlesen »

Интервью с Петром Васзильевичем Алаевым

25. April 2016

 
Мы очень радуемся, что сможем приветствовать ветеранов Петра Васзильевича Алаева из Риги и Александра Даниловича Бычока из Киева в 9 мая 2016 на нашем празднике в Трептов-парке. Петр Васзильевич Алаев, участник „Берлинской операции“, награждён медалью «За взятие Берлина» и орденом «Красной Звезды», дал нам в апреле 2016 года этот интервью.
 
Как вы попали в Красную армию?
 
Я родился 26 июня 1922 года в Алтайском крае (юг Сибири) России. Закончил школу, решил стать учителем и начал учебу в педагогическом училище. Еще когда ходил в школу, начал по вечерам заниматься в аэроклубе, со временем научился летать на простеньком самолете «У-2». Не знал тогда, как мне эти навыки пригодятся во время войны. Когда заканчивал учебу в аэроклубе, к нам приехали представители военного авиационного училища из Омска и предложили мне учиться у них. Так с третьего курса педагогического училища меня перевели в военное училище. Так я попал в Красную армию.
 

С какого момента вы осознали надвигающуюся опасность немецкого фашизма, и когда вам стало понятно, что немецкий фашизм представляет собой прямую угрозу для Советского Союза?
 
То что международная обстановка сложная, я знал еще учась на педагога. А когда поступил в военное училище, то помню, комиссар говорил нам: «Договор о ненападении с Германией есть, но надо быть готовыми к любым неожиданностям».
 
Как проходила ваша жизнь на фронте? Кем вы были в Красной армии во время Берлинской операции?
 
Из-за войны учился в военном училище по сокращенной программе, поэтому уже в феврале 1942 года закончил учебу.
На фронт я в 1942 году не попал – был направлен служить на Дальний Восток. В 1944 году переучивался, чтобы летать на пикирующем бомбардировщике ПЕ-2. После окончания переучивания полк, где я служил, был направлен на 1-й Белорусский фронт. Первая боевая операция была на Варшавском направлении. После освобождения Польши, летал уже над территорией Германии. Принимал непосредственное участие в Берлинской операции.
 
Как пережила ужасные годы войны ваша семья?
 
Моей семье во время войны приходилось нелегко. В тылу жили под лозунгом: «Все для фронта, все для победы», соответственно, жизненный уровень резко снизился. А мой отец рано умер, мать одна воспитывала 5 детей. Я все получаемые на службе деньги пересылал маме.
 
В какой части: вы воевали во время Берлинской операции кем были?
 
Служил в 540-м авиационном бомбардировочном полку. Был командиром экипажа, младшим лейтенантом.
Совершил за время Берлинской операции 15 боевых вылетов. После взятия Берлина наш полк получил почетное наименование Берлинский 540-й бомбардировочный авиаполк.
Знал, что комендантом Берлина был Николай Берзарин, лично с ним знаком не был, но могу сказать, что нас связывает. Предки Николая Берзарина – выходцы из Латвии, а я сейчас в Латвии живу.
 
Что вы пережили 9 мая?
 
Ночью услышали стрельбу, встревожились. Но выяснилось, что оказывается, караульным передали, что закончилась война, и они произвели импровизированный салют. А затем уже об окончании войны официально объявили по радио.
 
Как продолжалась ваша жизнь после 9 мая 1945 года?
 
После войны мне довелось служить в самых разных местах. Наш 540-й Берлинский авиационный полк был оставлен в группе советских войск Германии, В 1949 году я был направлен в Прибалтику. С 1957 году служил на острове Сахалин – почти на 10 тысяч километров восточнее Берлина, В 1960-67 годах снова находился в Германии. А закончил службу в 1971 году в Риге, в должности заместителя начальника штаба авиационного полка. После увольнения из армии осуществил, наконец, свою юношеское желание и 17 лет проработал в школе.
 
Каково положение ветеранов в сегодняшней Латвии?
 
Государство никакого внимания не оказывает и не поддерживает ветеранов, Для борцов с нацизмом нет в Латвии никакого статуса. Не имею права даже носить военную форму и награды.
 
Foto - Petr - heute
Как вы относитесь к ежегодному шествию в честь латышских легионеров Ваффен-SS?
 
Отрицательно.
 
Знали ли вы, что члены организации VVN-BdA (Объединение лиц, преследовавшихся при нацизме – союз антифашистов) отправились в Ригу, чтобы участвовать в протестах против этого шествия. Знали ли вы, что им был запрещен въезд и что они были выдворены латвийскими властями?
 
16 марта не знал, позднее узнал из прессы.
 
Как напутствие вы хотели бы дать молодежи для дальнейшей жизни?
 
– Хранить беречь светлую память о погибших в борьбе с нацизмом, погибших ради свободы человечества.
И не давать и не дать возродиться нацизму !
 

9 мая 2016: Очевидцы из Риги и Киева в гостях

21. April 2016

 
Мы очень радуемся, что сможем приветствовать ветеранов Петра Васзильевича Алаева из Риги и Александра Даниловича Бычока из Киева в 9 мая 2016 на нашем празднике в Трептов-парке. Очевидцы обогащали праздниик описаниями ими пережитого уже много лет. В гостях были уже современики того времени, такие как Мориц Мебель (Cтарший лейтенант Красной Армии, Штефан Дёрнберг (Лейтенант Красной Армии), Илья Кремер (Красноармеец) и Володя Галл (Капитан Красной Армии). Это также включает польские женщин-комбатантов и комбатантов 1-й армии Войска Польского, участвовавших в Берлинской операции на советской стороне. Например: капитан Хенрик Л. Калиновский, лейтенант Ханиа Сжальевичз (Cтарший лейтенант), Эугениуш Скржипек (Полковник) или Леха Трюк (Майор), солдат Армии Крайовой, вступающий в ряды 1-й Польской армии после неудачи Варшавского восстания 1944 года.
 

Heute: Petr Wassiljewitsch Alaev

Петр Васильевич Алаев

Alexander Bytschok

Александр Данилович Бычок


 
БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
 
Петр Васильевич Алаев родился 26 июня 1922 года в Алтайском крае (юг Сибири) России. Закончил школу, решил стать учителем и начал учебу в педагогическом училище. Еще когда ходил в школу, начал по вечерам заниматься в аэроклубе, со временем научился летать на простеньком самолете «У-2». Не знал тогда, как мне эти навыки пригодятся во время войны. Когда заканчивал учебу в аэроклубе, к нам приехали представители военного авиационного училища из Омска и предложили мне учиться у них. Так с третьего курса педагогического училища меня перевели в военное училище. Так он попал в Красную армию. Он служил в 540-м авиационном бомбардировочном полку. Был командиром экипажа, младшим лейтенантом. Петр совершил за время Берлинской операции 15 боевых вылетов. После взятия Берлина наш полк получил почетное наименование Берлинский 540-й бомбардировочный авиаполк.
 
После победы 540-й Берлинский авиационный полк был оставлен в группе советских войск Германии. В 1949 году Петр был направлен в Прибалтику. С 1957 году служил на острове Сахалин – почти на 10 тысяч километров восточнее Берлина. В 1960-67 годах снова находился в Германии.
 
В 1971 году закончил службу в Риге, в должности заместителя начальника штаба авиационного полка. После увольнения из армии осуществил, наконец, свою юношеское желание и 17 лет проработал в школе.

Foto - Petr - jung

Петр Васильевич Алаев

——————————————————————————————————————
 
Александр Данилович Бычок
 
Александр Данилович Бычок родился 26 августа 1925 года. В 1942 году коренного киевлянина Александра Бычка просто на улице оккупированного города схватили гитлеровцы и отправили на принудительные работы в Германию. Парню было 16 лет. Он тяжело работал на мельнице и однажды вместе с товарищами по несчастью решился на побег. Ребят вскоре поймали. Сначала было гестапо, потом – Бухенвальд, один из самых страшных лагерей смерти. Здесь, как говорит сам Александр Данилович, прошли три самых долгих года его жизни. Александру выдали полосатую робу с красным треугольником на груди, который отмечал политического врага Рейха. Каждый день состоял из нечеловеческого труда, голода, холода, он терпел жестокие издевательства, которые не знали границ. Несмотря на все это, выстоял, был участником лагерного подполья, как мог, помогал другим заключенным.
 
Сразу после войны я не мог вообще в жизни видеть что-либо полосатое. Пусть даже это женское платье, но полосы казались такими резкими. Со временем все это, конечно, отлегло… Мне и сейчас тяжело крошку выбросить. Рука не поднимается. Война несет только одно – несчастье, горе, слезы, и смерть за собой тянет. Я хочу пожелать всем здоровья.
 
После освобождения Александр добирался домой своим ходом. В Киев попал в июле 1945-го. Родная мать не узнала сына, так его изменила лагерная жизнь. Александр Бычок восстанавливал Донбасс. Потом снова вернулся в Киев, всю жизнь проработал слесарем. Сейчас Александру Даниловичу 90. Каждый год 11 апреля он приезжает в Бухенвальд, надевает свою робу с номером. До него этот номер носило пять человек. Александр сохранил его в память о том, что ему повезло стать последним его обладателем.
 
Источник: Cultprostir

Наша актуальная брошюра. Выпуск 2016 г.

21. April 2016

Наша немецко-русская брошюра.

Наша актуальная брошюра. Выпуск 2016 г. weiterlesen »

9 мая 2016: праздновать в знак солидарности вместе!

15. April 2016

Информация для наших посетителей:
 
Уважаемые гости, мы сердечно приветствуем вас на нашем празднике ко Дню победы над немецким фашизмом! Этот праздник организуется и проводится совместными усилиями объединения Преследуемых Нацистским режимом – Союз антифашисток и антифашистов и их друзей.
 
Мы и наши многочисленные помощники – работающие на общественных началах – организуем каждый год этот некоммерческий праздник. Все люди, которые здесь работают, стоят за стендами, продают еду и напитки и организуют детский праздник, заботятся итак о том, чтобы мы вместе провели прекрасный день, делают это бесплатно и очень охотно. Поэтому, иногда это может занять немного больше времени с едой. Если это так, не раздражайтесь – мы не профессионалы.
 
На нашем празднике нет места для национализма, расизма, сексизма и женоненавистничества, гомофобии и дискриминации любого рода. Мы желаем нам самим и нашим посетителям дружеское и уважительное обращение друг с другом, независимо от национальности или какого пола. Мы все хотим праздновать мирно.
 
Дружба! Ваша праздничная организация  
 
ЛИСТОВКА
 
БРОШЮРА

Праздник 9 мая 2014: „Никто не забыт. Ничто не забыто.“

16. Januar 2014

Эта эпитафия на памятнике ленинградцам, павшим в дни блокады и похороненным в могилах на Пискаревском кладбище, полна глубокого смысла для нас. В этом году мы поэтому хотим чтит память защитников Ленинграда, ленинградцев, сумевших вынести 900-дневную блокаду и всех тех, кто работал и воевал для день долгожданной победы. Борьба за мир является также и 69 лет спустя после военного разрушения немецкого фашизма армиями антигитлеровской коалиции ,а так же, благодаря антифашистам и партизанам, нашим ежедневным заданием. В этом духе мы хотим вместе с вами отпраздновать 9 мая 2014.

Программа

Брошюра 2013

10. April 2013

Наша немецко-русская брошюра.

Брошюра 2013 weiterlesen »

Interview mit Zygmunt Bauman

16. März 2013

За нашу и вашу свободу
Интервью с Зыгмунтом Бауманом в связи с 67 годовщиной Великой Победы над фашизмом 9.05.2012 г.

Как Вы встретили победу над фашизмом?
В дни капитуляции третьего рейха мне, подпоручику войска польского, не хватало ровно полтора года до совершенолетия, которое, как меня учили ещё до войны, должно было наступить только в двадцать первый год рождения. Не могу сказать, что по этому поводу я провёл много бессонных ночей. Наоборот, моя молодость и незрелость слились с состоянием страны и мира, каким бы широким или узким не было моё и его тогдашнее мировоззрение. И во мне и вокруг меня всё тогда только начиналось, начиналось с нуля. И здесь и там главным было только будущее. Война и окупация с их ежедневной долей унижений, голода и страха, постоянным присутствием смерти, неразделимым господством слепой судьбы, стали кошмарным сном, который как раз закончился в тот момент. И нужно было как можно быстрее сбросить с себя его мрачные оковы. Всё сейчас стало посильно человеку и нет оправдания бездействию. После стольких лет отрезвления, наполненных фантазией, но обделённых надеждой, наступило время планов – слов наконец властных, слов, которые как никогда должны были стать плотью…

Как я уже отмечал в книге «Жизнь в контекстах», моя страна до войны запомнилась мне как нечто, что могло только оставлять желать лучшего, и моя жизнь в ней была далека от идеала. Могу повторить слова, сказанные Чеславом Милошем в конце прошлого столетия: «Польша тех лет не соответствовала идеальному образу, который могло бы себе представить новое поколение. Знакомство с той Польшей может стать для многих читателей тяжелым испытанием, может быть даже потрясением, и может быть кто-то задаст вопрос: «Как такое возможно?» Я не задавался этим вопросом, помню только, что так и было. Младше Милоша всего на несколько лет, всё же в «той же самой» Польше, в которой жил и он, я родился и рос. А была та Польша страной невероятной бедности, которая в моей родной Познани гнездилась уже за несколько шагов от моего дома, здесь же на другой стороне улицы Домбровского, а временами пускала ростки вдоль улиц Пруса или Словацкого, вылощенных и на первый взгляд довольных собой и своей судьбой, на многие годы заполняла внутреннее пространство нашей квартиры и в каждой деревне, которую мне в детстве приходилось посещать, разрасталась уже без всякого стыда безработицей и безнадёжностью, открыто издеваясь над всякой показухой, маскорадом и пусканием пыли в глаза. Та Польша была гостеприимной для зажиточных и безжалостной, лишённой всякого сочувствия для тех, кто зависел от их добродетели, заставляя тех других, также как и моего отца, менять человеческое достоинство на хлеб для семьи. Всего этого нельзя забыть, как нельзя забыть удары по рёбрам, ногами и толкания одноклассников (по примеру их старших братьев или двоюродных братьев из университетов и гимназий, которые и меня заганяли в подлавочное гетто), воспоминание о чём продолжало болеть ещё не один год, и как исчезали синяки, но боль оставалась, а оскорбления и унижения разделили судьбу вечного присутствия.

Мне не пришлось жить в окупированной немцами Польше. Я вернулся в ту Польшу, которую оставил, сев в поезд 2 сентября 1939 года. Мне хотелось как раз-таки принять участие в «переделывании на лучшую» той Польши. Мы поговорим друг с другом, поймём и убедим друг друга, мы достигнем согласия, вместе засучим рукава и вместе будем лечит незажившие раны и разрывать оковы оскорблений и унижений.

Когда и при каких обстоятельствах Вы вступили в войско польское?

В 1943 году, ещё до того, как мне исполнилось 18 лет, Сталину пришла в голову идея, призвать в московскую милицию «чужие элементы», чтобы таким образом сократить возможность братания «органов порядка» с местным населением, притеснённым бедностью… Я как беженец из Польши подходил под эту категорию и вместе с многими подобными мне поляками, латышами и пр. был призван на службу регулировщиком уличного движения в Москве. Через несколько месяцев, благодаря помощи союза польских патриотов, мне удалось попасть в Сумы под Харьковом, где формировалась 4 дивизия им. Яна Килиньского 1 польской армии в СССР. По окончании офицерской переподготовки (поляки с аттестатом зрелости были на вес золота), продлившейся несколько недель (!), я был направлен в звании хорунжего в 6 полк лёгкой артиллерии на должность заместителя командира 5 батареи по политработе. Моя роль как и других «заместителей» в полку, а также наверное и в дивизии, состояла в основном в «полонизации» батареи… Я был в ней единственным офицером, говорящим по-польски, т.к. почти все офицеры младшего командного состава и артиллеристы были родом с восточных польских провинций и считали себя в осоновном «русинами»…

Как проходил Ваш боевой путь?

Не был он, к сожалению, длинным… После того, как в сражении под Ленино полегла большая часть нашей дивизии, 1 армию перевели в резерв до момента вступления на исконно польскую территорию, т. е. за Западный Буг. Как раз там и начался мой «боевой путь». Первый выстрел с попаданием в цель в августе 1944 года состоялся в Саской Кемпе (часть Варшавы на правом берегу Вислы), безрезультатно поддерживая высадку пехоты в Чернякове. Потом несколько месяцев в Радощи под Варшавой, где мы только изредка перестреливались с вермахтом, находящимся по другую сторону Вислы, прямо до начала наступления и переправы через Вислу под Варкой 17 января 1945 года… Но и даже тогда не до конца. К марту мы не успели догнать вермахт, так быстро он драпал. Таким образом, моё участие в войне началось по большому счёту взятием Поморского вала, а по-настоящему с уличных боёв при взятии Колобжега, который хорошо охранялся немецким гарнизоном, вооружённым до зубов, который был отрезан от остальных войск и сражался до последнего. Там также 19 марта я был ранен в правое плечо и там также получил свой первый крест за мужество, проявленное в бою. После операции и нескольких месяцев, проведённых в полевом госпитале, я попросил выписать меня по случаю первомайских праздников и попутными машинами возвратился в часть, но только уже под самый конец битвы за Берлин…

За что Вы и другие молодые люди сражались и готовы были отдать свою жизнь и пожертвовать здоровьем в той борьбе? Спрашивали ли Вы или Ваши товарищи по оружию себя, за какую Польшу вы воевали? Были ли споры по поводу того, воевать ли в войске польском, создаваемом на востоке или вступать в ряды армии крайовой или в формирования, связанные с правительство в Лондоне?

Не могу отвечать за всех. Лично я, воспитанный на идеях журналов «Свободная Польша» (еженедельник, издаваемый в Москве с 1943 по 1946 г.г.) и «Новые горизонты» издаваемых союзом польских патриотов в Куйбышеве, а потом в Москве, и под влянием довоенных воспоминаний, я мечтал о Польше свободной от классового разделения и ненависти, мучительной массовой безработицы и безземельных крестьян, свободной от эксплуатации и человеческого унижения. Но в 1 армии, в 6 полку лёгкой артиллерии (в составе 4 Поморской пехотной дивизии) были в большом количестве представлены все политические настроения. Объединяло нас всех наверное только желание создания свободной и независимой Польши, а там будет видно… Не скрою, что и мне приходилось видеть послевоенный рай в основном в образе булочных, открытых 24 часа в сутки, с полками, забитыми хлебом. После долгих лет голода, испытываемого утром, днём, вечером и ночью, тяжело не удивляться этому…

А представленная Вами дилемма практически не существовала. И когда на освобождённых территориях начался призыв молодёжи в единственную на то время в стране регулярную польскую армию, то количество дизертиров или пытавшихся уклониться от призыва было минимальным!

Какое значение имел для Вас тогда тот факт, что Вы родились в еврейской семье? Когда и при каких обстоятельствах Вы узнали о фашистских лагерях смерти?

Советсткому Союзу я и мои родители обязаны тем, что мы остались в живых. А одним из первых зрелищ после переправы через Буг стал для меня Майданек, только что оставленный палачами, в первичном виде, ещё не ставший музеем, с горами обуви, очков, мешками человечесих волос и живыми трупами, бессмысленно вглядывающимися в пустоту…

Какое событие из того времени больше всего врезалось в Вашу память, что у Вас вызывает печаль и страдание?

Таблицы с футбольными лигами хороши только в спорте, но ни в коем случае не в делах, о которых Вы спрашиваете. Война началась, когда мне было 13 лет, и окончилась, когда мне уже исполнилось 19. Она поглотила всю мою юность. Война, в том числе и фронтовой период, сформировали меня и оставили на мне свой отпечаток на всю оставшуюся жизнь, как можно здесь упорядочить их влияние? Я не хотел бы изображать из себя судью, который вершит мировые судьбы.

Чем для Вас является Советский Союз? Какое влияние имели на Вас и на Ваше отношение к Советскому Союзу известие о массовом убийстве польских офицеров в Катыни или ссылки поляков в гулаги во время борьбы с фашистскими захватчиками, которую Вы вели совместно с солдатами Красной Армии?

Как я уже сказал, Советскому Союзу я обязан жизнью. Годы, проведённые там не могу назвать самыми благополучными, т.к. делить трудности жизни в военное время приходилось вместе со всеми, не как иностранец или unwertes Leben.

Кроме того, я был свидетелем небывалого подъёма человеческого самопожертвования и солидарности, человеческого достоинства даже в нечеловеческих жизненных условиях. Что касается Катыни, то в то время не было никаких сомнений, что это дело рук Гитлера… Это соответствовало всему тому, что я до этого узнал о нём…

Какие приоритеты Вы преследовали после войны с тем, чтобы Ваши старания не были напрасными?

Я наверное в то время не думал этими категориями… В послевоенную действительность я вошёл в качестве солдата и продолжал оставаться им ещё на протяжении нескольких лет, думая (ошибочно, что спустя время осознал), что эта служба нужна собственно для того, «чтобы наши старания не были напрасными» и мои мечты о Польше в достатке и счастливой исполнились: осознание расхождения между теорией и практикой пришло позже…

На фоне усиливающихся ксенофобии и неофашизма в Европе не задавались ли Вы когда-нибудь вопросом о том, не были ли напрасными эти усилия и жертвы?

Подобное может прийти на ум только тем, кто не осознал ужасов двух тоталитарных систем и ужасов общеевропейской войны. Усилия не оказались тщетными. Тоталитаризмы канули в лета. Конечно же можна упрекнуть современный мир в чём угодно, но намного страшнее был бы наш мир, если бы тех усилий и жертв, как Вы выражаетесь, оказалось недостаточно.

Очень болезненными являются доводы, которые из года в год скорее увеличиваются, чем уменьшается, что мы не умеем извлекать уроки из исторического опыта, какими бы досадными и радикальными они не были. Ксенофобия является идеологией убийственной и, возвращаясь с войны, я надеялся наивно на то, что для неё уже не будет места в этой жизни. Хотя бы для того, чтобы избавиться от гнусности и освободить нашу общую жизнь от зла, каждое поколение должно учиться на своих гнусностях? Годовщины окончания войны должны быть поводом не столько для празднования собственных побед и поражения военного противника, сколько для припоминания себе, что привело нас к этому ужасному кровопролитию, и усвоения урока, который для нас всех однако должен стать избавлением, что совершение зла усугубляет зло, вместо того, чтобы ему противостоять.

Но и что бы я предпринял, окажишь на месте того Зыгмунта в лесах под Берлином в мае 1945 года? Наверняка тот юноша мог бы поступить иначе, чем поступил (наверняка и другое могло с ним произойти). Но я наверное сделал бы то же самое, что и он тогда. А если бы ему тогда приснилась Польша, лишённая нужды и человеческого унижения, Польша свободы, равноправия и братства, то я не имел бы к нему никаких претензий. А если бы эти сны ввели его в какой-то момент в заблуждение, не стоит тогда испытывать к нему жалости. И тем более я не имею права злиться на него и ещё в меньшей степени проявлять высокомерие и поучать его с высоты полёта тех знаний, которых ему не хватило…

Проф. др. Зыгмунт Бауман, родился в 1925 году, социолог и философ. До 1968 года профессор Варшавского университета, в результате антисемитских расправ в мае 1968 года депортирован из Польши. Эмигрировал в Израэль, где до 1971 г. преподавал в университетах Тель-Авива и Хайфы. После чего принял кафедру социологии в британском Лиде, где живёт по сей день.

Интервью провёл Камиль Майхшак

Интервью с Владимиром Галлом

3. März 2013

WolodjaЗдравствуй Владимир, у нас была уже возможность познакомиться с тобой лично. Разумеется, мы хотим поведать читателям и читательницам нашей газеты немого о твоей жизни, твоих опытах и переживаниях. Расскажи нам, когда и где ты родился, чем занимался до момента призыва в Красную армию?
 
ГАЛЛ: Я родился 20 января 1919 года в городе Харьков. В 1936 году я получил аттестат зрелости и поступил в Московский институт  истории, философии и литературы (специальность Мировая литература и Немецкий язык). Моим любимым преподавателем был Лев Копелев.
 
AПБ: Когда ты почувствовал приближающуюся опасность немецкого фашизма и когда тебе стало ясно, что немецкий фашизм был также непосредственной опасностью для Советского Союза?
 
ГАЛЛ: Уже во время учебы в институте я ощутил острую опасность немецкого фашизма, так же мне стало ясно, что это грозит  прежде всего Советскому Союзу.
 
AПБ: Когда и при каких обстоятельствах ты вступил к Красную армию?
 
ГАЛЛ: 22 июня 1941 года, в день нападения Гитлера на Советский Союз, я заканчивал институт и сдавал мой последний государственный экзамен. После института добровольно зачислился в Красную армию; позже  получил звание капитана.
 
AПБ: Как проходила твоя жизнь на фронте ? Какими были твои основные задачи, во время продвижения Красной Армии в Берлин?
 
ГАЛЛ: Я принадлежал к особой группе в армии. Наша боевая задача состояла в том, чтобы распространить идею о преступности фашизма среди немецких солдат на фронте. Каждый вечер мы ездили на автомобиле с громкоговорителем в так называемый  передний край обороны и обращались с просьбой к членам вермахта о освобождении советских солдат и капитуляции. При этом очень часто мы попадали под обстрел.
 
AПБ: Твое участие как советского парламентера в крепости Берлин-Шпандау спас многим немцам жизнь, прежде всего женщинам и детям. Расскажи нам, пожалуйста, о смысле слова „сюжет для фильма“?
 
ГАЛЛ: Апогеем моей деятельности в особой группе был поход парламентера в цитадель Шпандау 1 мая 1945 года. Подробнее все описано в моей книге „Москва – Шпандау – Галле (описание жизненного пути). Это участие было не только “хорошим материалом для фильма”,но в первую очередь опасным для жизни. Это был самый драматический эпизод в моей жизни. И так, мы с майором Гришиным с куском белого полотна в руке, в качестве парламентеров,  поднимались по веревочной лестнице на шпандаускую цитадель  . Фанатики СС, которые находились в крепости, пытались саботировать снова и снова наши переговоры, хотели нашего расстрела. К счастью, этого не произошло. Вместе с тем сотни гражданских лиц были спасены. Меня радует, что многие  немцы не забыли этот гуманный поступок Красной армии.
 
AПБ: Замечательный фильм Конрада Вольфа „Мне было 19“  прославил тебя среди широкой немецкой публики. Что связывало тебя с Конрадом Вольфом и его семьей, прежде всего с его братом Маркусом Вольфом? Что они для тебя значили?
 
ГАЛЛ: Я познакомился с Конрадом Вольфом на фронте, в особой группе. Он был моим лучшим другом и оставался им до его слишком ранней смерти в 1982 году. Конрад познакомил меня с его отцом, значительным антифашистским писателем Фридрихом Вольфом и его более старым братом, позднее с легендарным шефом разведки ГДР Маркусом (Мишей) Вольфом. Я восхищался ими и считал их умными, прямыми, юридически-творческими людьми, мужественными борцами против немецкого фашизма, а так же боевыми товарищами  на войне и в послевоенное время. Они были для меня лучшими представителями немецкого Народа.
 
AПБ: Получил ли ты новые задания после разрушения фашизма Красной армией?  Какую роль ты играл после победы над фашизмом, как складывалась твоя жизнь после 8 мая 1945 года?
 
ГАЛЛ: После победы над фашизмом я был в первых и самых тяжелых послевоенных годах руководителем культурного отделения САА (Советская армейская администрация) в Саксонии-Ангальт. Впрочем, я был первым советским гражданином, который прибыл в Галле. Культурный офицер имел  задачу не навязывать нашу советскую культуру немецкому населению, а скорее помогать и устранить фашистское культурное содержание, и создать новую демократическую культуру. Когда я посетил Галле, еще во времена ГДР, я заметил, что наши усилия были не напрасны.
 
AПБ:  Чем ты занялся после  возвращения в Советский Союз ?
 
ГАЛЛ: После возвращения я был до конца 1949 года преподавателем в антифа-центральной школе в Красногорске, около Москвы. Мы воспитывали наших учеников и учениц в духе демократии и дружбы народов. В начале 1950 года меня сократили, после этого вплоть до пенсии я был доцентом в Московском институте для иностранных языков. Я преподавал не только советским, но и многим немецким студентам и студенткам, которые позже работали в дипломатических корпусах. Нынешний русский посол также принадлежит к их числу, Владимир В. Котенев в Берлине.
 
AПБ: Что ты думаешь о закате Советского Союза?
 
ГАЛЛ: По моему мнению, разрушение Советского Союза было трагедией. Радикальные реформы были необходимы, но они могли бы проводиться другим образом. «Силы», которые хотели разрушить Советский Союз, также были очень велики. К сожалению, нам не удалось перевести Советский Союз на новой, измененный уровень.
 
AПБ: Ты все еще преследуешь политические развитие  в Германии, после заката ГДР. Что ты можешь сказать по поводу усиления национализма, антисемитизма и расизма в Германии?
 
ГАЛЛ: Я наблюдаю усиление неофашизма, антисемитизма и расизма в Германия с большим опасением; так же как, впрочем, в России и многих других странах бывшего так называемого восточного блока. Я разговаривал со многими людьми в Берлине и других немецких городах, особенно с молодежью, что вселяет в меня надежду. Имеются также в Федеративной республике много молодых людей, которые противостоят снова окрепшему неофашизму, антисемитизму и расизму. Подрастает также антифашистское поколение, которое учится на наших ошибках и победит так же успешно, как и мы в наше время.
 
Большое спасибо за Беседу.
 
Антифа Пренцлауер Берг (AПБ) провел Интервью
 
Источник: Розы посыпано на дорогу, номер 7, октябре 2008

Ältere Nachrichten · Neuere Nachrichten